?

Log in

Для меня знакомство с творчеством Шекли началось именно с Грегора и Арнольда (если не считать просмотренного в нежном возрасте диафильма "Человекоминимум", из которого запомнился (и перекочевал в мои детские ночные кошмары) очень живенько нарисованный страшный робот, чуть не убивший главного героя). В пионерский лагерь, где я отбывал свой регулярный летний срок, чья-то заботливая мама (может, и моя, сейчас уже не помню) привезла номер журнала "Юный техник" с рассказом "Призрак 5". Журнал в течение тихого часа обошел весь этаж и за два часа был зачитан буквально до дыр. Потом в том же журнале печатались "Необходимая вещь" и "Лаксианский ключ", в которых продолжались приключения неунывающих горе-бизнесменов. С тех пор имя "Шекли" на обложке для меня стало своеобразным знаком качества.
Во второй половине 80-ых, и после в 90-ые, когда начало печататься абсолютно все, появилось еще 4 рассказа из этого цикла. Причем последний был написан автором спустя 30 лет после опубликования основного цикла. Но вот загвоздка: этот последний рассказ ("Сарканец", изданный на русском почему-то под названием "Смерть паразитам!") был 8-ым, а не 7-ым рассказом серии, вопреки простейшему математическому подсчету. Рассказу
fu_5603"The Skag Castle" по какой-то причине не повезло. То ли его посчитали ранним вариантом тех самых "паразитов" (как, очевидно, до сих пор считает википедия), то ли причина была в том, что рассказ в Штатах вышел в другом журнале (первые шесть - в "Galaxy Science Fiction", а многострадальный седьмой - в "Fantastic Universe", в каталоге которого этот рассказ почему-то приписали Р. Силвербергу. На картинке как раз обложка того самого журнала)... Сейчас трудно сказать, почему существование рассказа проигнорировали.
В результате на русском рассказ издали лишь единожды: в 2012 году в загадочном издании "под серию" ЗФ от "Мира" тиражом аж целых 20 (!) экземпляров. Этот перевод С. Гонтарева под названием "Замок скаггов" до сих пор не доступен в интернете, ни разу не переиздавался, и даже не вошел в последний двухтомник редких вещей Шекли, куда, к слову, вошли все остальные рассказы из того самого "коллекционного" сборника 2012 года.
Английский текст удалось найти тоже с большущим трудом. Самое интересное, что человек, любезно выславший мне его на почту, ранее скачал его в сети абсолютно свободно, а теперь везде стоит копирайт, и доступны только отрывки. Если бы я верил в теорию заговора, то точно решил бы, что некто, к примеру, владеющий правами на русское издание, решил таким образом поднять ценность данного рассказа и обеспечить себе безбедную старость, и поэтому "убрал" возможных конкурентов, лишив их возможности заполучить даже оригинал, не говоря уже о переводе. Но я в теорию заговора не верю, как не преследую и коммерческих целей.

Приятного чтения!


Продолжение следует
     "Подвиги Шерлока Холмса", написанные сыном писателя Адрианом Конан Дойлем и Джоном Диксоном Карром издавались на русском уже несколько раз. Три рассказа из цикла печатались в журнале "Наука и жизнь" еще в 60-ые. И только эти три рассказа шли с иллюстрациями. Иллюстрации Р. Авотина (если не ошибаюсь) к "Тайне запертой комнаты" и "Рубину "Абас" были стандартными для советстких журналов: черно-белые и схематичные. Но иллюстрацию на вклейке к "Восковым игрокам", цветную, объемную и очень живую, я запомнил надолго. Художник указан не был, и только недавно я узнал, что это рисунок замечательного американского иллюстратора Роберта Фосетта, который создал целый цикл замечательных иллюстраций к этому сборнику (и не только).
     Роберт Фосетт (1903-1967) родился в Лондоне. Позже семья переехала в Виннипег, Канада но ненадолго, после чего направилась в США. Отец Роберта Фосетта был художником-любителем и очень хотел, чтобы сын пошел по его стопам. В девятнадцать лет Фосетт вернулся в Лондон, и в течение двух лет занимался рисованием в Slade School Лондонского Университета. В 1924 году Роберт Фосетт приезжает в Соединенные Штаты и начинает долгую карьеру художник-иллюстратора для рекламных агентств, а также редакции иллюстраций. В 1950-х годах он стал одним из самых успешных иллюстраторов.
В 1948 году в журнале COSMOPOLITAN Адриан Конан Дойл опубликовал неизвестный рассказ "The Case of the Man who was Wanted", который, как он верил, принадлежал перу его отца.Рассказ был иллюстрирован Робертом Фосеттом, это было его первое соприкосновение с Шерлокианой.
      Рассказ оказался не то, чтобы подделкой, но и Конан Дойлу он не принадлежал. Некий Артур Уитакер, непрофессиональный писатель, прислал его Дойлу в начале века с предложением опубликовать его как совместную работу. Дойл отказался, но рассказ купил. Сюжет так и остался неиспользованным, но шерлокианцы до сих пор спорят, приложил ли Дойл руку мастера к редактированию текста и можно ли отнести этот рассказ к наследию все-таки Конан Дойля (на мой вгляд - нет, но об этом позже - вот сделаю свой перевод, тогда...).
Но все это не умаляет достоинств великолепных работ Фостера:
WantedMan
WantedMan2
Когда в начале 50-ых Адриан начал публикацию "Подвигов Шерлока Холмса" (рассказы сначала печатались в журналах), он вновь обратился к Фосетту:

The Adventure of the Gold Hunter (Тайна Золотых часов)
GoldHunter

The Adventure of the Wax Gamblers (Восковые игроки)
waxgamblers

The Adventure of the Highgate Miracle (Загадка в Хайгейте)
highgate

The Adventure of the Black Baronet (Черный баронет)
BlackBaronet1
BlackBaronet2

The Adventure of the Sealed Room (Тайна запертой комнаты)
SealedRoom

The Adventure of the Foulkes Rath (Убийство в Фоулкс-Расе)
foulkes

The Adventure of the Abbas Ruby (Рубин "Аббас")
AbbasRuby

The Adventure of the Dark Angels (Черные Ангелы)
DemonAngels

The Adventure of the Two Women (Две женщины)
Collier's Sep 4, '53

The Adventure of the Deptford Horror (Ужас в Дептфорде)
DeptfordHorror

The Adventure of the Red Widow (Рыжая вдовушка)
RedWindow

Нет иллюстрации к первому рассказу цикла "Тайна семи циферблатов" (The Adventure of the Seven Clocks). Или, что скорей всего, я просто не нашел.

Насколько бы выиграло любое из изданий (особенно "АсТ" с его отвратительным переводом), дополнив книгу ТАКИМИ иллюстрациями... Но видно не судьба пока.
6 марта в Минске простились с замечательным поэтом и исполнителем собственных песен Володей Бобриковым.

7d63092270f75e768d5a9d43b068125d4d325b107390350

Госпожа моя жизнь,
Разрешите в любви вам признаться.
Я люблю Вас, дай Бог,
Чтоб любил Вас так кто-то другой.
Даже в старости мне
Очень жаль будет с Вами расстаться...
Я надеюсь, что Вам
Будет жаль расставаться со мной.

Госпожа моя жизнь,
Я себе не ищу оправданье,
Я об этой любви не успел Вам при жизни пропеть.
И подходит к концу
Мимолетное наше свиданье
Утром нас разлучат,
Мне уже ничего не успеть...

На рассвете полки
Развернут от Синода к Сенату
Как четыре строки, -
Так сказал гражданин и поэт.
Ради Вашей любви
Я лицом повернулся к закату,
А иного пути
На Сенатской мне площади нет.

Госпожа моя жизнь,
Разрешите в любви мне признаться
Я люблю Вас, дай Бог,
Чтоб любил Вас так кто-то другой,
Даже в старости мне
Очень жаль будет с Вами расстаться...
Я надеюсь, что Вам будет жаль расставаться
Со мной.

В.Бобриков

Прощай, Бобёр.
Светлая память.
Самое объемное, самое последнее (из многотомных) и самое странное по составу издание произведений о Шерлоке Холмсе.
Издавалось дважды с большими разночтениями: издательством "Петроглиф" (30 неномерных целофанированных тт.)  и издательством "Амфора" (40 номерных тт. в картонной обложке с логотипом "Отдохни", с предисловием (не всегда, правда, по делу) А. Глебовской почти каждом томе). Бумага одинаково газетная в обоих изданиях.
За основу возьмем амфоровское издание, петроглифовские тома, не вошедшие в него, будем считать, как дополнительные.


sherlokmain

1) Артур Конан Дойл.Знаменитый Шерлок Холмс
(В "Петроглифе": "Этюд в Багровых тонах". Переиздание двух первых канонических повестей о ШХ + (неожиданно!) фанфик некоего А. Болотова "Сердце Азии" (только в "Амфоре"). Публикация данного фанфика - одна из загадок данной серии: больше русскоязычных современных пастишей "Амфора" не публиковала).

2) Артур Конан Дойл.Приключения Шерлока Холмса
(Переиздание первого канонического сборника рассказов)

3) Артур Конан Дойл.Записки о Шерлоке Холмсе
    (Переиздание второго канонического сборника рассказов. В том также включены избранные эссе и отрывки из "Жизни, полной приключений" А. К. Дойла, содержащие в т. ч. пародийный фанфик "История с двумя сооавторами" Дж. Барри).

4) Артур Конан Дойл.Возвращение Шерлока Холмса
    (переиздание третьего сборника рассказов из Канона)

5) Артур Конан Дойл.Собака Баскервилей
    (включает также "Долину страха". Хронологический ляп: так как действие обоих повестей происходит до "Последнего дела", логично было бы издать данный том 3-м номером, между "Приключениями" и "Записками").

6) Прощальный поклон Шерлока Холмса
(сборник включает четвертый канонический сборник (опять без Ватсоновского предисловия!), неканонический рассказ Дойла "Исчезнувший экстренный поезд" (почему-то отсутствует второй такой же рассказ "Человек с часами") и (зачем-то!) "Шерлок Холмс приходит поздно" М. Леблана (еще два романа, где есть ШХ, написанные Лебланом, ни в один вариантов серии не вошли). Это у "Амфоры". В "Петроглифе" дойловского рассказа нет, зато есть пародии Твена "Детектив с двойным прицелом" и Лагина "Конец карьеры Шерлока Холмса". На фига они там, вряд ли ответят даже составители).

7) Артур Конан Дойл.Архив Шерлока Холмса
    (пятый канонический сборник. У "Амфоры" также включены неканонические "Благотворительная ярмарка", "Как Ватсон учился делать фокусы" и еще одно эссе Дойла. "Петроглиф" про эти мини-рассказики забыл).

8) Боб Гарсиа.Завещание Шерлока Холмса
    (переиздание. Издавалось в изздательстве "Гелеос". Спорный фанфик, у многих вызывающий раздражение. Хотя Канону не противоречит).

9) Дэвид Стюарт Дэвис.Шерлок Холмс против Дракулы.
(Ранее не переводившиеся 2 романа: "Шерлок Холмс против Дракулы" (у "Петроглифа": "Шерлок Холмс идет по кровавым следам") и "Дело о папирусе". Первый из-за его фантастичности и вампиров можно было и не включать - у Дэвиса есть более достойные вещи. В "Петроглифе" название книги: "ШХ и дело о папирусе").

10) Шерлок Холмс в Америке
(Ранее не издававшиеся «Седьмая пуля» Д. Виктора и 3 рассказа Л. Эстелмана. У "Петроглифа" рассказов нет, и книга называется "Седьмой выстрел". Под названием "ШХ в Америке" там издана совсем другая книга).

11) Лорен Эстелман. Доктор Джекил и мистер Холмс.
    (Ранее не издававшиеся роман (кроссовер со "Странной исорией д-ра Джекила и м-ра Хайда Р. Л. Стивенсона) и 3 рассказа. У "Петроглифа" рассказов нет, роман переведен как "Шерлок Холмс и доктор Джекил". Фантастические допущения в романе не противоречат как Стивенсону, так и Канону, и вполне допустимы).

12) Ричард Бойер.Призрак собаки Баскервилей.
(ранее не издавашийся роман. Название в оригинале: "Гигантская крыса с Суматры")

13) Ричард Бойер. Шерлок Холмс и шпионы Кайзера
(ранее не издававшиеся 4 повести. Название сборника ни к содержанию, ни к автору не имеет отношения).

14) Нэльсон Дуглас.Бриллианты для Ирен Адлер
(Ранее не переводившаяся 1-ая книга серии. Название в оригинале "Спокойной ночи, мистер Холмс". В "Петрогифе" не издавалось. Недостаток романов серии: слишком мало Холмса. Серию лучше бы издать отдельно и полностью, а не кусками).

15) Джун Томсон.Тетради Шерлока Холмса
(Первое издание сборника рассказов на русском. В "Петроглифе" не издавалось. Оригинальное название "Секретные архивы ШХ").

16) Куинн Фосетт. Приключения Майкрофта Холмса.
(Переиздание первого романа серии о приключениях Майкрофта Холмса. В "Петроглифе": "Братство Майкрофта Холмса". Недостаток: очень мало Шерлока Холмса. Первое издание на русском: "Братство стаха", изд. "Терра - Книжный клуб").

17) Джун Томсон.Тайны Шерлока Холмса
(переиздание. Издавалось под названием "Секретные дела Холмса" изд. "Армада". В "Петроглифе" не издавалось).

18) Джун Томсон.Трубка Шерлока Холмса.
    (переиздание. Издавалось под названием "Тайные хроники Холмса" изд. "Армада". В "Петроглифе" не издавалось).

19) Кэрол Нельсон Дуглас. Ирен Адлер - танец теней
    (первое издание 8-го романа из серии. Название в оригинале "Танец паука". Зачем поменяли на "тени" - "тайна великая есть" (с). Постоянно идут ссылки на предыдущие книги, не переведенные на русский язык.  В "Петроглифе" не издавалось).

20) Джерард Келли. Потерянные рассказы о Шерлоке Холмсе
(Первое издание. В "Петроглифе" - под названием "Тайна Шерлока Холмса", а под данным названием опубликован сб. Т. Рейнольдса)

21) Куинн Фосетт. Новые приключения Майкрофта Холмса
(первый перевод 4-го романа серии. В "Петроглифе" не издавался. Оригинальное название: "Шотландская уловка")

22) Джун Томсон. Метод Шерлока Холмса.
(Первый перевод на русский язык. Оригинальное название: "Секретные записные книжки ШХ". В "Петроглифе" не издавался)

23) Джамьянг Норбу. Шерлок Холмс в Тибете
(переиздание романа "Мандала ШХ", изд. "Рипол-классик")

24) Ллойд Биггл-младший. Шерлок Холмс и уэльские тайны
(переиздание 2-го в серии романа "Заговор Глендовера", изд. "Армада")

25) Куинн Фосетт. Майкрофт Холмс и "Летучий шотландец"
    (Первое издание 3-го романа серии. В "Петроглифе" не издавался)

26) Ллойд Биггл-младший. Шерлок Холмс и дело о фруктах
(переиздание 1-го в серии романа "Наследство Квалсфорда", изд. "Армада")

27) Джун Томсон. Досье на Шерлока Холмса
  (первое издание исследования "Холмс и Ватсон" на русском языке. В "Петроглифе" не издавался)

28) Фред Саберхаген. Шерлок Холмс и узы крови
(фантастический, и довольно слабый, роман с вампирами, 2-ой из серии. Дракула - сыщик и родственник Холмса. Можно было и не включать).

29) Джон Гарднер "Возвращение Мориарти"
(переиздание 1-ой книги трилогии, ранее - изд. "Вече". Недостаток: Холмса почти нет).

30) Гарднер Джон - Месть Мориарти
(переиздание 2-ой книги трилогии, ранее - изд. "Вече". Недостаток: Холмса почти нет).

31) Гарднер Джон "Мориарти. Последняя глава"
(переиздание 3-ей книги трилогии, ранее - изд. "Вече". Холмса нет вообще).

32) Кэрол Нельсон Дуглас "Новый скандал в Богемии"
(первый перевод 4-ой книги серии. В "Петроглифе" не издавался).

33) Дэвид Раффл "Шерлок Холмс в Лайм-Реджисе"
(второй том из двухтомника. Издается впервые. Две повести, вполне в рамках Канона, и сборник рассказов, изрядно сдобренных мистикой. В "Петроглифе" не публиковался)

34) Дэвид Маркум " Записки Шерлока Холмса"
(сборник из семи рассказов, первый из двух. Вполне канонично. Переведено впервые. В "Петрорглифе" не издавалось).

35) Шерлок Холмс и дело о шахматной доске
(две повести: Д. Уилсон "Дело Эдинбургского призрака" и Ч. Роксбург "Дело о русской шахматной доске". Переведены впервые. В "Петроглифе" не издавались. Вполне канонично.)

36) Шерлок Холмс пускается в погоню
(Сборник: повесть Дж. Э. Тейлора "Элемент неожиданности (Загадка Уормвуд-скрабса)" и сборник рассказов М. Дж. Эллиота
. Первый перевод. В "Петроглифе" не издавалось. А зря. Один из лучших томов в собрании)

37) Дэвид Маркум " Новые записки Шерлока Холмса"
(сборник из двух повестей, второй в коллекции от этого автора.
Переведено впервые. В "Петрорглифе" не издавалось. Наряду с первым сборником однозначно рекомендовано к чтению)

38) Тим Саймондс "Шерлок Холмс и болгарский кодекс"+ Дэвид Раффл "Холмс и Уотсон: конец"
(Издано впервые. Две повести вполне в духе Канона, особенно первая.Во второй есть немного мистики, но здесь она даже к месту. В "Петроглифе не издавалось)

39) Дэвид Раффл "Шерлок Холмс и лох-несское чудовище"
(Переведено впервые. Первый том из двухтомника. В "Петроглифе" не публиковался... и хорошо! Редкостная чушь! В составе: повесть (опять про вампиров. Это уже не Холмс, это прям Ван Хельсинг какой-то) и рассказы, половина из которых вообще не имеет отношения к ШХ, остальные как будто написаны школьником-графоманом (если судить по стилю) и изрядно приправлены мистикой. По сути из сборника можно оставить два рассказа (про крикет и про снеговика), которые не противоречат Канону. Остальное можно смело не читать вообще).

40) Ник Реннисон "Биография Шерлока Холмса"
(переиздание исследования "Шерлок Холмс. Неавторизованная биография", ранее - изд. "АсТ").

Доп. тома из неномерной серии изд "Петроглиф" (нумерация условная):

41) П. Орловец, П. Никитин - ШХ в России
(Укороченное переиздание: 12 рассказов из 20, переизданных разными издательствами на данный момент. По сути, избранные рассказы из 3-х дореволюционных сборников: "ШХ в России", "ШХ в Сибири", "ШХ против Ната Пинкертона в России". Литературно - слабо, представляют, скорее, исторический интерес).

42) Дэвид Стюард Дэвис - ШХ и дело о крысе
(первое издание двух романов: "Шерлок Холмс и Хентзоское дело" (кроссовер с "Узником Зенды" Хоупа) "Шерлок Холмс и дело о крысе". Очень достойные фанфики, непонятно почему "Амфора" выбрала второй сборник для переиздания).

43) Филип Дж. Карраэр - ШХ возвращается в Лондон
    (впервые переведенный сб. из 5-ти повестей)

44) Дэвид Дворкин - Время для ШХ
(первый перевод, фантастика, но редкостный бред: Мориарти, укравший машину времени у героя Уэллса, вечно живые ШХ и ДВ, ШХ - диктатор Марса и пр. Смысл отбора данного "произведения" для меня - загадка. Хорошо, что не переиздали в "Амфоре").

45) Фил Гровик - Секретный дневник ШХ
    (первый перевод романа: Холмс пытается спасти царскую семью от большевиков. Первые две трети книги - вполне достойно, концовка - сопли в стиле мексиканских сериалов. Ходят слухи, что автор планирует продолжение... Ой, лучше не надо...)

46) Ларри Миллетт - ШХ в Америке
    (переведено впервые. Оригинальное название: "ШХ и загадка Рунного камня". Если не ошибаюсь, 3-ий роман из серии, что слегка напрягает, так как постоянно идут ссылки на предыдущие книги).

47) Тони Рейнорд - Потерянные рассказы о ШХ
(первый перевод сборника рассказов на русский язык)

Вот такая серия. Плюсов, конечно, больше чем минусов:
- первая попытка такого глобального издания в единой серии.
- использование иллюстраций С. Пейджетта и карты викторианского северо-западного Лондона в оформлении
- множество не издававшихся ранее книг. Что само по себе огромный ПЛЮС, затмевающий все минусы

Но:
- отвратительная бумага
- непонятные критерии отбора произведений (включена порой редкостная чушь).
- не полностью включенный в издание Дойл (нет предисловий, пьес, рассказа и одного наброска)
- отсутствие ставших уже классическими пастишей: Дойла-мл. и Карра, Э. Куин, Нокса, Старрета, Уитакера, Каттера (это ж уже почти Канон!)
- незаконченные серии, часто кусками (Томсон, Дуглас, Фоссетт, Миллет, Дэвис, Эстелман...)
- расположение серийных произведений не по порядку, хотя серия-то НОМЕРНАЯ!
- обрыв серии в самый неожиданный момент по непонятной причине. Обещали-то 45 томов!
- непереизданные тома из первого, петроглифовского выпуска. Теперь попробуй их найти!
...и т.д., и т. п.

Вывод: хорошо, что такая серия есть, но небольшой осадок остался.
Как говорится, "за попытку - спасибо" (с).

Эпилог

           Я очнулся через два дня в уютной постели в той небольшой гостинице, в которой мы остановились. Кто-то из туристов наткнулся на меня, лежащего на краю обрыва, высоко над Рейхенбахским водопадом.

           Через неделю я вернулся в Лондон. Первым делом я немедленно отправился в пустой дом, сжег все бумаги и уничтожил страшные колбы. Я хотел быть уверен, что никто никогда не узнает, какое зло совершил Холмс. Я хотел, чтобы после смерти моего друга о нем оставалась только добрая память.

           Мне повезло. АКД, а потом и другие авторы продолжали писать рассказы о Холмсе. Все они незамедлительно по выходе пользовались огромной популярностью. АКД стал знаменитым писателем, и люди, никогда не встречавшие Холмса в реальной жизни, знали, что Шерлок Холмс – это литературный персонаж, знаменитый детектив из книжек. С течением лет мир вообще стал забывать, что Холмс когда-либо существовал.

           После смерти Холмса моя жизнь долгое время была очень тяжелой. Прошло два года, прежде чем я смог жить без кокаина. Я не мог работать, и у нас с женой практически не было средств к существованию. Потом все постепенно наладилось.

           Моя история подходит к концу. С того времени, как Холмса не стало, я живу тихо. Но иногда, когда я вечерами сижу у камина, я мысленно возвращаюсь в тот день к Рейхенбахскому водопаду. Я вновь слышу последние слова Холмса, доброту и участие в его голосе, и снова вижу проблеск понимания в глазах этого великого человека в те последние минуты, когда он вновь казался самым благородным и самым мудрым из всех известных мне людей.

       ------------------------------------------------

1 англ.: a murder

        2см. комм. к гл. 3

3если читатель, как и Холмс, не желает утруждать   себя расшифровкой, приводим скрытый текст письма: «Профессор жив. Он убил Флору Уайт. Мои письма просматриваются. Я следую за ним днем и ночью. Теперь он не ускользнет».

Мы прошли совсем немного, как я вдруг обнаружил, что забыл в отеле свои часы. Они принадлежали моему отцу, и я хотел знать, что с ними все в порядке. Я сказал Холмсу, что мне нужно вернуться в отель за часами и что мы увидимся позже у водопада. Я надеялся, что поступаю правильно, что Холмс не скроется от меня.

          Когда я, наконец, добрался до водопада, его нигде не было, и сперва я подумал, что он от меня ускользнул. Но затем я увидел узкую тропинку, которая обрывалась у скалы непосредственно над самим водопадом. Холмс стоял на этой тропинке, наблюдая за потоком, низвергающимся на камни внизу. Ему было некуда бежать. Это был самый удобный момент для исполнения задуманного.

          Я двинулся к нему. Внезапно он повернулся, и наши глаза встретились. В его взгляде было ледяное спокойствие. Как я мог надеяться испугать этого человека? Мое сердце подвело меня, и я чуть не упал. Он сделал шаг по направлению ко мне, но я выхватил свой пистолет.

         - Назад! – крикнул я ему. – Еще шаг и я буду стрелять!

         Он улыбнулся:

         - Хорошо, хорошо, доктор. Я понимаю.

          Мои руки тряслись, и я с трудом удерживал оружие.

          - Все кончено, Холмс! – пытаясь оставаться спокойным, произнес я. – Я был в пустом доме. Я все знаю.

        Он рассмеялся:

         - Дорогой друг! Никто не знает ВСЕГО!

         Мне начало казаться, что от воды доносятся чьи-то голоса, и теперь я видел двух Холмсов: один стоял на тропинке, другой – прямо в воздухе над водопадом.

         - Я нашел колбы, Холмс, и бумаги. Я знаю – вы убили их.

         - Я убил их? Кого? Колбы?! Или бумаги?

         Все начало терять реальные очертания. Говорить было все труднее и труднее. Холмс, улыбаясь, наблюдал за мной.

         - Я знаю, что это сделали вы! – прокричал я. – Я видел, как вы разрезали на кусочки несчастную Мэри Келли. Вы убили их! Скажите, что это сделали вы!

         - Что вы хотите, чтобы я сказал?

         - Скажите, это вы убили их!

         - Хорошо. Это вы убили их.

         - Я собираюсь застрелить вас, Холмс! – мой голос срывался. – Перед тем, как вы умрете, скажите, что понимаете, ЧТО именно вы сделали!

         - Вы сошли с ума, доктор, - спокойно произнес он. – И городите чушь. Ну, давайте! Стреляйте в меня!

         И я выстрелил. Раз, и еще, и еще раз, но он спокойно стоял на месте.

         Без сил я рухнул на землю. Я не мог двинуться. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я смог спросить:

         - Почему? Почему вы еще живы?

         Я лежал, уставившись на него, а он стоял надо мной, спокойно доставая очередную щепотку табаку из своей табакерки.

         - Я вынул патроны из револьвера и заменил их холостыми, - доверительно сообщил он мне. – Скажи мне, Мориарти, когда ты убил Уотсона? Ты очень умен. Ты выглядишь почти как он, но я-то знаю, кто есть кто. Когда я заметил, что ты делаешь себе инъекции кокаина трижды в день, я понял наверняка, что ты – не мой дорогой друг. Доктор Уотсон никогда, никогда бы не стал принимать наркотики. Твой кокаин закончился, не так ли? Бедный Мориарти! Ты так и не понял, что в моей табакерке тоже кокаин, а не табак?

        Мне было плохо, я чувствовал ужасную слабость. У меня на глазах Холмс вдруг начал менять цвет. Сначала он стал красным, потом зеленым, потом – синим. Я потряс головой, надеясь, что в ней прояснится, а он все говорил и говорил:

        - А твое письмо, в котором ты пытаешься уверить Лестрейда, что Уайтчэплский убийца – это я? Какая чушь! Как бы посмеялись в Скотланд-Ярде! Но письмо здесь у меня. Я заметил его в руке кухарки, когда она подзывала кеб, и забрал. Ты проиграл, Мориарти! Я наслаждался, заставляя тебя носиться по Европе вместе со мной, но теперь ты должен умереть.

        Он достал длинный нож.

        - Холмс! – закричал я. – Я Уотсон! Ваш друг Уотсон! Я пытался спасти вас, и от полиции, и от вас самого!

        Он поднял нож и сделал шаг в мою сторону.

        - Если вы убьете меня, - воскликнул я. – Мориарти победит! Этого он и добивается! Убейте своего единственного друга, и Мориарти выиграл!

        Потом я, окончательно обессилев, закрыл глаза и стал ждать прихода боли и темноты.

        Ничего не происходило. Я вновь открыл глаза и увидел Холмса. Он смотрел на меня. Потом уронил нож. В его взгляде была такая печаль, какую я никогда не видел. Казалось, он смотрит одновременно в былое и в грядущее и с тоскою видит там только невыразимую боль и грусть.

Безымянный

        - Не пугайтесь, дорогой друг, - произнес он очень тихо. – Он вам ничего не сделает. Я ему не позволю!

        Он еще какое-то время стоял на краю тропинки, обрывающейся в бездну. Потом сделал шаг назад.

        И я видел, как его тело ударилось о камни далеко внизу.

Окончание следует

Глава 5

Смерть на Рейхенбахском водопаде

        В феврале 1891 года в Уайтчэпле была зарезана женщина по имени Флора Уайт. Все решили, что убийцей вновь является Джек-потрошитель. Я один знал, что это не так. Я был уверен, что «Джек» не виновен в смерти двух последних женщин на улицах Уайтчэпла.

        Вскоре после этого Холмс уехал во Францию. Оттуда он прислал мне странное письмо, которое меня очень обеспокоило. Я не понял в нем ни слова, и испугался, как бы он не начал снова употреблять кокаин.

        Вот это письмо:

        «Если вы помните берлинское «Дело «Одного без трех», Уотсон, вам все станет понятно, ибо:

один знаменитый немецкий профессор, как и Париж, жив. Но я слышал, он недавно просто попусту убил время, тщательно изучая флору в отрогах гор Уайт Маунтенз, где и мои любимые места. Оттуда письма идут медленно, но просматриваются быстро. Хотя, наверное, я не всегда напрямую следую или вовремя поспеваю за теми, идущими с ним как ясным весенним днем, так, чаще всего, и глухой темной зимней ночью. Я знаю, что теперь, когда время пришло, он, как и другие, не свободен. Смысл не ускользнет!»

          Спустя три недели я проводил вечер дома в одиночестве. Моя жена ушла в гости. Внезапно, дверь распахнулась, и вошел Холмс. Он осмотрелся, подбежал к окну, захлопнул его и запер на задвижку.

          - Холмс! – воскликнул я. – Что случилось? Вы ужасно выглядите.

          Он казался постаревшим и больным, его качало от усталости.

          - Что случилось? – повторил я. – Вы чего-то боитесь?

          - Кого-то, - поправил он. – Вы что, не получали моего письма?

          - Получал, но я в нем ничего не понял. Что произошло?

          Холмс с грустью посмотрел на меня.

          - Вы его не поняли… Ваша жена дома?

          - Нет, она в гостях. Может, вы переночуете здесь? И я буду уверен, что вы в безопасности…

          Он энергично потряс головой.

          - Я нигде не буду в безопасности. Не время отдыхать! Если я усну, он выиграл! Я не могу остаться здесь. Иначе я бы принес зло в ваш дом. Но вы можете мне помочь, Уотсон! Я должен завтра уехать из страны. Поедете со мной?

          - А куда вы направляетесь, Холмс?

          - Направляюсь? Я никуда не направляюсь. Я пытаюсь убежать от него. Но он снова найдет меня! Куда бы я ни поехал, он последует за мной!

          - Да кто он, Холмс?

          - Профессор Мориарти, конечно!

          - Но Мориарти мертв! – вскричал я.

          - Мертв?! – он сорвался на крик. – Да он пытается убить меня! Как он может быть мертв!

          - Но вы сами говорили мне, что он мертв!

          - Я ошибался, - взял себя в руки Холмс. – Он не мертв. Я сообщал вам это.

          - Сообщали мне? Когда? Где?!

          - В письме, старина! Берлинское дело - слово через три! Очень простой шифр, Уотсон! Я думал, даже вы… А, это не важно3. Факты состоят в том, что Мориарти жив и на свободе. Он сейчас в Лондоне. Он убил женщину всего три недели назад. И будет убивать снова и снова, если я его не остановлю. Это схватка не на жизнь, а на смерть! Поедем со мной! Помогите мне, Уотсон! Скажите, что вы поедете!

         Я был потрясен.

-          Конечно, я поеду, друг мой! Поеду!

         Он улыбнулся и откинулся на спинку кресла. Через секунду он уже спал. Я немедленно сделал ему инъекцию, которая бы помогла ему выспаться и поддержала бы состояние глубокого сна на какое-то время. Затем, с помощью моей кухарки, я перенес его в постель и запер дверь спальни. После этого я налил себе выпить и сел, чтобы обдумать, как же мне поступить.

          Может быть, я не понял зашифрованного послания Холмса, но я понимал, что происходит с этим человеком: он сошел с ума – теперь я это точно знал. Все зло внутри себя он называл «Мориарти». Его схватка с Мориарти происходила только в его голове.

          Я понадеялся, что Джек-потрошитель мертв. Это было не так, и вот еще одна женщина мертва. Ее кровь была на моих руках! Пришло время, когда я должен был сказать Холмсу, что я знаю о нем все. Но сначала я должен был быть уверен, что все понял правильно.

Я вышел на улицу, доехал до Бейкер-стрит в кебе и отпер дверь в квартиру Холмса. Я толком не знал, что я ищу, но приступил к поискам. В комнатах было неубрано, везде валялись старые газеты. Я провел в поисках около четырех часов, но не нашел ничего. В четыре утра я остановился передохнуть и, подойдя к окну, уставился в темноту улицы.   

И тут вдруг я понял, что мне делать. Дом напротив, где Холмс однажды якобы видел Мориарти! Я перебежал через улицу и выбил замок на

задней двери пустого дома. Почти все комнаты были пусты, кроме одной спальни. Там я нашел кровать, комод и большую коробку, полная бумаг.

Все это были материалы о Уайтчэплских убийствах. Часть была вырезана из газет, часть – написана самим убийцей. Он описывал каждое убийство с нездоровым удовлетворением, наслаждаясь тем, что он делал.

Под бумагами я обнаружил несколько стеклянных колб, какие используют в больницах. В них находились куски женских тел. В последней колбе была самая ужасная находка – куски маленького тельца не рожденного ребенка.

После увиденного во мне умерли все дружеские чувства, которые я когда-либо испытывал к Шерлоку Холмсу. Теперь у меня были все основания идти прямо к Лестрейду и просить его арестовать Холмса, но я предпочел этого не делать. Мне не хотелось, чтобы вся Англия узнала, во что превратился когда-то добрый и мудрый Шерлок Холмс. Кое-какие тайны должны быть поглубже сокрыты от этого мира. Только я, я один, должен встать лицом к лицу с ним и его преступлениями.

Я вышел на холодный утренний воздух. Я чувствовал себя странно спокойным и, одновременно, взволнованным.

Холмс все еще спал. Я обыскал его одежду на предмет наркотиков или оружия, но нашел лишь немного денег и его любимую серебряную табакерку. Затем я написал письмо Лестрейду. Я велел кухарке отнести его управляющему моим банком. Я просил его, в случае если я не вернусь, отослать письмо Лестрейду. В нем я описал для полиции все, что я знал о Шерлоке Холмсе и об убийствах в Уайтчэпле.

Я очень устал, но понимал, что спать ложиться нельзя. Мне придется все время следить за Холмсом. И я решил воспользоваться кокаином, что он дал мне. Я добавил в наркотик воды и перелил его во флакончик из-под лекарств. Затем я закатал рукав и сделал себе инъекцию.

Пора было взглянуть на Холмса. Когда я вошел в комнату, его кровать была пуста. Он стоял за дверью и попытался ударить меня. Но наркотик обострил мою реакцию, и я отскочил в сторону.

        - Уотсон! – закричал Холмс. – Дорогой друг! Я принял вас за Мориарти. Один из его людей сейчас в вашем саду. Мы должны отправляться немедленно! Здесь оставаться слишком опасно!

        Человек, которого он видел, был Уильям, мой садовник.

        - Пойду, уложу вещи, - только и сказал я.

        - Нет! Никакого багажа! Он не должен знать, что мы собираемся делать!

        - Я только возьму свой медицинский саквояж, - успокоил я его. – Пусть думает, что я иду к пациенту.

          - Замечательно! – воскликнул Холмс. – Мне в голову пришла та же самая мысль!

          Он не знал, что я заранее упаковал в саквояж кокаин, деньги и пистолет.

           Холмс выслал меня вперед, чтобы я поймал для нас кеб. Мы пронеслись по улицам, на каком-то повороте выскочили из кеба, пробежали с четверть мили, поймали другой. Все было как во время той первой гонки. И я не удивился, когда на вокзале Холмс изрек:

            - Мориарти здесь. Он преследует нас. Придется пересаживаться с поезда на поезд.

            Мы выпрыгнули из движущегося поезда, перебежали через какое-то поле, сели в еще один поезд и, наконец, оказались на ночном пароме, отправляющемся из Нью-Хэвена. В течение пяти дней мы пробирались через Францию и Германию самым диким и сумасшедшим маршрутом. Холмс не желал сказать, куда мы направляемся, а я за эти дни не сводил с него глаз. Может, надо мне надо было бы поговорить с ним, но подходящий момент так и не настал. Холмс казался сильнее, чем когда-либо, я же слабел с каждым днем. Только кокаин помогал мне оставаться на ногах.

             Наконец, в один из вечеров в каком-то отеле в Швейцарии я понял, что больше не могу. Я сказал Холмсу, что на следующий день хочу прогуляться в горы к знаменитому Рейхенбахскому водопаду. Я решил рассказать ему, когда мы будем вдвоем в горах, что все о нем знаю. Кокаин подходил к концу. Суждено мне было выжить или умереть, но все тут должно было и завершиться.

            Но нам не удалось выйти на прогулку к водопаду, пока не минул полдень. Холмс отказался куда-либо выходить до второго завтрака. Я испугался. Кокаина больше не было, и скоро я буду слишком усталым, чтобы продолжать эту игру. Но, в конце концов, мы все же вышли из отеля и, не спеша, двинулись по горной тропинке. По пути Холмс рассказывал что-то забавное. Он был счастлив, и находил, что горы очень красивы.

         Продолжение следует

Глава 4

Мориарти мертв!

       Как врач и солдат, я знаю, что человек, которого тяжело ранило в бою, часто не чувствует боли. Если он выживает, он не помнит ничего из того, что с ним произошло. После той ужасной ночи в Уайтчэпле со мной случилось то же самое. На следующее утро я пришел в себя в парке. Мои деньги и часы пропали, я замерз и был весь в грязи. Я смутно помнил, что пил много часов подряд, но не мог припомнить ни место, где я был, ни то, что со мной произошло.

       Я не хотел возвращаться на Бейкер-стрит – я боялся, что там будет Холмс. Но мне нужна была горячая ванна и сухая одежда. В конце концов, я заплатил кебмену, чтобы он постучал в дверь. Дом был пуст, и я отважился зайти внутрь.

       На столе лежала телеграмма от Холмса: «М. ускользнул от нас, - прочел я. – Он пытается покинуть страну, но я преследую его».

       Я не знал, что и думать. Может, я сошел с ума? Мог ли мой друг, человек, с которым я работал столько лет, быть убийцей?

       Вечером об убийстве в Уайтчэпле молодой женщины по имени Мэри Келли сообщили в газетах. Это убийство было более кровавым и ужасающим, чем произошедшие ранее. Было ясно, что это работа Джека-потрошителя.

        Я все еще читал репортаж об убийстве, когда появился Лестрейд.

        - Добрый вечер, доктор, - поздоровался он. – Можно перемолвиться словечком с мистером Холмсом?

       Я не знал, что ответить. Знает ли уже полиция о том, что он сделал?

       Тут Лестрейд заметил телеграмму, взял ее со стола и пробежал глазами.

        - Устраиваем себе небольшой отдых, а? – язвительно пробормотал он. – Ну, а кому-то надо зарабатывать на жизнь. Хватит с нас мистера Холмса и той помощи, что он оказывает полиции в этом деле.

       - Признайте, - сказал я, - Холмс был прав. Убийство случилось именно той ночью, когда он и говорил, оно может случиться.

     - О, да! – рассмеялся Лестрейд. – С убийством все в порядке! У нас сотни полицейских на улицах, а мы так и не смогли предотвратить убийство или, хотя бы, схватить преступника. Полиция была везде, кроме того уголка Уайтчэпла, где умерла эта девушка!

      Понизив голос, он продолжил:

       - Я никогда не видел ничего подобного. Пройдет много дней, прежде чем я снова смогу есть мясо. Вам повезло, что вы ее не видели, доктор. Мы скрыли самые ужасные подробности от газет, но вам я могу сказать. Девушка была беременна. Он выпотрошил и ее, и ее ребенка.

      Холодная рука сжала мое сердце: «Сегодняшней ночью он убьет дважды».

      - Что вы сказали?

      - Так, ничего. Что вы делаете для его поимки?

      - А что мы можем сделать? Никто не слышал криков, никто ничего не видел, - он снова взглянул на телеграмму. – А кто этот М.?

О, он просто имеет в виду убийцу2, - поспешно ответил я.

После ухода Лестрейда я долго размышлял о том, есть ли другое объяснение тому, чему я был свидетелем прошлой ночью. Я видел Холмса, разрезающего тело, но я не видел, как он убивал девушку. Да и вообще, возможно ли, чтобы мой дорогой друг был этим кошмарным убийцей? Может, это часть какого-то хитроумного плана, которого мне понять пока не дано?

Несколько дней я считал, что нашел решение проблемы, но затем пришла телеграмма от Холмса, который на данный момент был в Швейцарии. Она гласила: «М. больше нет. Возвращаюсь в субботу. Холмс».

Внезапно я понял, что боюсь встречи с ним, и моя тревога вернулась, сильнее, чем когда либо. Убийца он или нет? Мне нужно было узнать правду, и быстро. Чтобы привести мысли в порядок, я записал все, что знаю:

      «Был ли Шерлок Холмс Уайтчэплским убийцей?

         Аргументы за:

1.      Он был в Уайтчэпле в ночи убийств, в одиночку, в то самое время.

2.      Когда его не было в Лондоне, или с ним был я, убийств не происходило.

3.      Он легко может изменять внешность.

4.      Он изучал медицину. Он мог бы легко расчленить тело в темноте.

5.      Он хорошо знает все переулки и дворы Уайтчэпла.

6.      Он может легко ускользнуть от полиции, так как знает их планы – в действительности, сам эти планы и составляет.

Аргументы против:

1.      Он всю свою жизнь боролся с преступностью.

2.      Я знаю своего друга. Я знаю, что он не способен на такие вещи.»

Когда я перечел написанное, я   начал    сомневаться хорошо ли я знаю Холмса. Действительно ли он боролся с преступностью? Он брался за расследования, потому что что-то в них его интересовало, а не потому что он ненавидел преступность. Для него это была просто игра. Он боролся с преступностью для забавы.

       Была поздняя ночь. Я ужасно устал, но знал, что необходимо решиться на что-то до возвращения Холмса. Очень хотелось спать, но едва я откидывался на спинку кресла, перед моим мысленным взором снова вставал

Холмс, кромсающий ножом эту несчастную девушку. И, наконец, я понял. Все дело было не в том, ЧТО он сделал, а в том, КАК это делалось! Это выражение холодного удовольствия на его лице, и то, что он при этом             напевал… Человек, который был способен на ЭТО – способен на все!

       На следующий день я собрал свои вещи и переехал в отель. Вечером того же дня я попросил Мэри пообедать со мной. Я сказал ей, что не могу спать спокойно, зная, что в Лондоне она живет уединенно, а Уайтчэплский убийца продолжает свое страшное дело. Я предложил пожениться несколько скорее, чем мы планировали. Она рассмеялась и заверила меня, что не боится убийцы. Он никогда не убивал женщин вроде нее. Но она с

охотой выйдет за меня замуж как можно скорее, так как я выгляжу таким несчастным и

обеспокоенным.

      Тогда я написал Холмсу письмо.

        «Сожалею, что не смог поприветствовать вас дома, - писал я, – но этому была причина. Самая лучшая причина в мире! Мэри и я собираемся пожениться. Она очень боится из-за этих ужасных убийств в Уайтчэпле и хочет, чтобы я был рядом.

        Приятно было узнать от вас, что профессор Мориарти мертв. Я, конечно, с нетерпением ожидаю услышать от вас полный отчет о его гибели.

        Мэри и я будем путешествовать какое-то время. Пожалуйста, пишите мне на адрес моего клуба в Лондоне».

        Несколько дней спустя мы с Мэри поженились и уехали из Лондона. В маленьком спокойном приморском городке, рядом с Мэри я почувствовал себя достаточно сильным, чтобы мысленно вернуться к ужасной правде о Шерлоке Холмсе и решить, что же мне делать. Я не мог пойти с этой историей в полицию – там решили бы, что я сумасшедший. И я решил, что надо попытаться осторожно выследить Холмса. Только я мог остановить его и предотвратить новые убийства.

        Когда я вернулся в Лондон, в клубе меня ожидало письмо от Холмса:

        «Мне скучно в Лондоне теперь, когда нет Джека-потрошителя», - гласило оно. – «Может, за границей преступники смогут предложить мне нечто большее. Некоторое время меня не будет в Лондоне. Пожалуйста, сообщите мне ваш новый адрес».

        Прочитав это, я, впервые за несколько недель, почувствовал себя гораздо лучше. Наш с Мэри отпуск закончился, и мы переехали в Лондон, в небольшой домик недалеко от Бейкер-стрит. Я вернулся к своей практике, и мы жили спокойно и счастливо.

          За это время от Холмса пришло два замечательных письма. Он довел дело о Русской тайне до благополучного конца, и прямо из России отправился на Цейлон, где внезапная смерть богатого чайного плантатора обещала превратиться в одно из тех интересных и волнующих расследований, которых ему так не хватало. Холмс, писавший эти письма, напомнил мне того старого Холмса, с которым мы были друзьями.

          «Он опасен, когда ему скучно, и он употребляет кокаин, - думал я. – Когда он занят любимым делом, Лондон в безопасности».

          Как-то в марте, проходя по Бейкер-стрит, я увидел свет в окне комнаты Холмса и понял, что он вернулся. Я решил зайти, и он приветствовал меня как добрый старый друг, которым он мне когда-то был. Весь вечер мы просидели у камина, он рассказывал мне обо всем, что произошло в России и на Цейлоне. Мне, конечно, больше всего хотелось услышать рассказ о смерти Мориарти, но Холмс об этом и не обмолвился.

          В конце концов, я не выдержал.

        - Дорогой Холмс, - сказал я, - уже почти полночь, а вы так и не рассказали мне, как умер Мориарти.

         Его лицо побледнело, глаза уставились в одну точку. Секунды шли, а он все сидел, не говоря ни слова и не шевелясь.

         Наконец, он произнес:

         - Извините, Уотсон. Я тут задумался кое о чем в связи с моим последним расследованием. О чем вы спрашивали?

         - О Мориарти, - повторил я. – Вы не рассказали мне о том, как погиб Мориарти!

         - Его больше нет, - ответил Холмс. – И это все, что вам надо об этом знать.

         Я настаивал. Я просил рассказать мне больше. Он неохотно сообщил, что его последняя встреча с Мориарти произошла в Швейцарии, на узкой тропинке у знаменитого водопада.

         - Я выиграл наш спор, - холодно поведал Холмс, и это было все, что он мне сообщил об этом деле.

         Холмс и я снова стали друзьями, и вскоре я опять помогал ему в его новых расследованиях. Все было, как в старые времена. Я только опасался, что часто оставляю жену в одиночестве и уделяю мало времени своим пациентам, но я был счастлив видеть Холмса увлеченным и занятым.

        Однажды он отдал мне свою бутылочку с кокаином.

        - Возьмите ее, доктор, - сказал он. – Она мне больше не нужна!

        Я был приятно тронут этой новостью, и лишь одно событие обеспокоило меня в то время. В Уайтчэпле была убита женщина, и люди снова заговорили о Джеке-потрошителе. Я осторожно проверил, где Холмс был в ночь убийства, и обнаружил, что он провел весь вечер с двумя известными детективами, приехавшими из-за границы. Я даже в тайне от Холмса поговорил с обоими, и окончательно уверился, что в ночь убийства Холмса в Уайтчэпле не было.

        В 1890 году я решил, что мне следует уделять Холмсу меньше времени. Я хотел сделать карьеру врача, и знал, что недостаточно усердно тружусь для этого. Мы с Мэри переехали в другой дом, подальше от Бейкер-стрит.

         Произошли и другие перемены. Повесть АКД «Этюд в багровых тонах», когда-то провалившаяся в нашей стране, получила признание в Америке, и он снова начал писать о расследованиях Холмса. К моему удивлению, Холмс довольно быстро дал ему на это разрешение. Он был зол, когда впервые прочел «Этюд…», но теперь творчество АКД ему нравилось.

         Начался 1891 год, и моя жизнь была спокойной и счастливой. Я с головой ушел в работу и проводил очень мало времени с Шерлоком Холмсом. Джек-потрошитель стал тенью прошлого, забытой, как вчерашняя газета; мертвой, как и его жертвы. Но, как показали события, Джек был жив! Он всего лишь отдыхал, и этот отдых подходил к концу.

пролдолжение следует

Глава 3

Джек-потрошитель убивает опять

       В ночь на понедельник Уайтчэпл был полон полицейских, все были готовы к поимке Джека-потрошителя. Но ничего не произошло. Только Лестрейд откровенно наслаждался этим.

       - Вы проиграли, мистер Холмс, - сказал он. – Ваша идея была великолепна, но вы сделали одну ошибку – вы не поставили в известность убийцу!

       Мы с Холмсом взяли кеб и вернулись на Бейкер-стрит. В тот момент мы были слишком измотаны для разговора, но позже днем я спросил:

        - Что случилось, Холмс? Что-то пошло не так?

        - В действительности, это не неудача, Уотсон. Мориарти не смог никого убить, потому что там были мы. Но я очень хотел застать его за работой, и тут я промахнулся.

        - Тогда… Он был там?

        - Он был там. Он увидел, что я предпринял, и понял, что не сможет убить очередную жертву этой ночью.

        - Тогда вы не проиграли! Мы победили его!

        Холмс медленно покачал головой:

        - Нет, Уотсон. Мы еще его не победили. Думаю, теперь он ужасно зол. Я уже остановил его один раз, и теперь он с удвоенной силой попытается убить меня. Он будет продолжать свои убийства по плану, но теперь сделает все возможное, чтобы ему сопутствовал успех.

        - Но, Холмс, как же мы сейчас…

        - Вспомните: он убивает, выжидает неделю, убивает снова и потом выжидает три недели. Таким образом, он убьет снова на следующий уикенд. Я должен поговорить с Лестрейдом. А сегодня вечером, Уотсон, мы пойдем в театр.

       Больше он ничего не сказал, но вечером, когда мы были в театре, он тихо встал со своего места и исчез. Я даже не видел, как он ушел. Следующие несколько дней я его не видел и ничего о нем не слышал. Вдруг, вечером, когда я сидел за обеденным столом (а это был именно тот вечер, в который, как мы надеялись, нам удастся схватить Джека-потрошителя за работой), он неожиданно появился на Бейкер-стрит.

       - Холмс! – вскричал я. – Где вы пропадали?

       - Не волнуйтесь, старина. – Он сел к камину. – Я отвлекал Мориарти и вел с ним свою игру. Он выслеживал меня по всей стране, но, как вы видите, я все еще жив. Я расскажу вам о своих приключениях как-нибудь в другой раз. Лестрейд будет здесь с минуты на минуту. Нам необходимо обсудить наши планы на сегодняшнюю ночь.

        Казалось, Лестрейд совсем не рад видеть нас снова.

        - Итак, еще один из ваших гениальных планов, мистер Холмс, - язвительно сказал он. – Вы действительно думаете, что мы увидим убийцу сегодня ночью?

        - Он будет там сегодня, - ответил Холмс. – Единственный вопрос: готовы ли мы к этому? Я полагаю, вы сделали все, о чем я вас просил?

        - Мы готовы.

        - Тогда пошли. Не будем заставлять Джека-потрошителя ждать.

        Стояла холодная ветреная ночь, и я возносил хвалу небесам за то, что догадался надеть теплое пальто, пока мы ехали в кебе. Мы подъехали к большому полицейскому участку на Коммершиал-стрит. Сотни полисменов ожидали там начала ночной работы. Мы с Холмсом также сели в ожидании.

      Через какое-то время я сказал Холмсу:

      - Это ожидание невыносимо. Если бы мы смогли что-нибудь сделать.

      - Мы сможем, - ответил он.

      - Только когда о преступлении сообщат. А до этого мы можем только ждать. Убийца может быть где угодно!

      Холмс вынул клочок бумаги и карандаш.

      - Мог бы. Но я думаю, что знаю, где он. Взгляните на это.

      Вот рисунок, что он мне тогда показал:

Untitled3

       - Буквы Э, С, Ч и Н означают: Эддоуз, Страйд, Чэпмен и Николл - имена последних четырех убитых женщин, - объяснил Холмс. – На диаграмме показано место, где умерла каждая из них.

       - А (Х), я полагаю, это какая-то неизвестная женщина, которую он планирует убить сегодня, - сказал я. – Но как вы узнали, куда поместить (Х) на вашей диаграмме?

       - Взгляните на нее еще раз, Уотсон, - с улыбкой сказал Холмс.

       Внезапно я понял:

       - М! Это же буква М!

       - Да, Уотсон! «М» как в слове «убийство»1, «М» как в имени…

       - Мориарти! Холмс, вы хотите сказать…

       - Именно! Он пишет свое имя кровью на карте Уайтчэпла. Так что, как вы видите, я знаю, где он попытается совершить убийство сегодняшней ночью, и куда мне следует отправиться, чтобы встретить его.

- Но не в одиночку, - сказал я. – Я пойду с вами.

      Мы вышли из полицейского участка сразу после полуночи.

Первый раз я шел пешком по узким улочкам восточного Лондона; улочкам, которые я раньше видел только из окна кеба. Люди считают, что убийства происходят на темных пустых улицах. Это не всегда соответствует действительности. Самое необычное и ужасное было в том, что Джек-потрошитель убивал женщин на улицах, которые были даже более людными и лучше освещенными, чем другие улицы в Лондоне. На каждом углу здесь были пивные и дешевые отели. Улицы были полны людьми, которые были слишком бедны, чтобы заплатить за ночлег; пьянчугами, бродящими в поисках бара, который открыт всю ночь; и преступниками всех мастей. Наконец, здесь были женщины того сорта, что работают только ночью, когда их более порядочные сестры уже спят.

Я изучал медицину в Лондоне, и, пока я был студентом, я повидал кое-что из жизни лондонского дна. В конце концов, я был здоровым молодым человеком, а молодые люди должны развлекаться. Но я никогда не видел женщин наподобие этих. Холмс несколько раз останавливался, чтобы задать вопрос или предупредить их, и я хорошо их рассмотрел. В двадцать лет они уже были старухами, грязными, больными, потерявшими всякую надежду. Мне было ясно одно: они не похожи на других женщин. Мне подумалось, имеет ли значение, что Джек-потрошитель убивает именно таких? Смерть от его ножа быстрая.

Она не может быть хуже медленного и мучительного умирания от болезни, которой обычно заканчивается их короткая жизнь.

Мы вернулись в полицейский участок после часу ночи. Я устал и чувствовал боль в области сердца. Лестрейд говорил, не преставая, убеждая нас, что мы не поймаем никаких убийц этой ночью.

Вдруг Холмс вскочил на ноги и вышел на улицу. Я последовал за ним.

- Оставайтесь внутри, Уотсон, - сказал он мне. – Вы устали, дружище, и не сможете мне помочь.

- Я иду с вами, - твердо ответил я. – Меня ничто не остановит.

- Ну, тогда пошли. Мы должны спешить. Мориарти близко. Я чувствую это.

Начался дождь. Холмс шел быстро, и мне приходилось почти бежать, чтобы не отстать от него. Его взгляд без остановки перебегал с одной стороны улицы на другую. Внезапно он остановился как вкопанный, уставившись куда-то в темноту.

- Дважды, Уотсон, - тихо сказал он. – Он убьет дважды сегодня ночью. В прошлый раз мы его остановили, поэтому сегодня он должен убить двоих.

Мимо нас прошел человек и свернул на другую улицу. Я не смог разглядеть его лица.

             - Бегите в участок и предупредите Лестрейда. Он знает, что делать, - быстро проговорил Холмс. – Я последую за Мориарти. Скорее, старина, скорее!

             И он исчез в темноте. Не могу объяснить, почему я не выполнил его указаний. Но факт есть факт – вместо того, чтобы отправиться в полицейский участок, я последовал за Холмсом. Наверное, я боялся, что мой друг не справится с Мориарти в одиночку.

             Я добежал до угла. Улица была пустынна, и я еще мог ясно видеть Мориарти, уверенно идущего вперед. К моему удивлению, Холмс свернул налево и скрылся в каком-то доме, в то время, как Мориарти дошел до конца улицы и повернул за угол. Я не мог понять, что происходит, и что мне делать дальше. Что, если Холмс, обнаружив, что кто-то идет за ним, принял меня за одного из людей Мориарти? Несколько долгих минут я мучительно гадал, что мне предпринять, как вдруг хлопнула дверь. Из дома на улицу вышел какой-то человек. Это был Холмс. Теперь он был богато одет, в цилиндре и длинном темном пальто. Он переменил свою внешность несколькими точными, хотя, казалось бы, незначительными штрихами, как только он умел делать, но я его узнал.

       Я хотел было окликнуть его, но подумал, что ему это не понравиться. Поэтому я решил вместо этого тайно последовать за ним, чтобы быть готовым прийти на помощь, когда она ему понадобится.

       Мы шли довольно долго. Дождь усилился, и улицы опустели. Мимо меня прошел только какой-то толстый коротышка, а за ним девушка. Она выглядела уличной женщиной, но была моложе и симпатичнее, чем большинство ее товарок, которых я видел этой ночью. Она казалось немного подвыпившей, так как не могла идти по прямой. Когда она поравнялась с Холмсом, тот остановился и заговорил с ней. Через какое-то время оба они засмеялись. Дальше по улице я видел того низенького толстяка, что обогнал меня несколькими минутами раньше. Теперь он стоял у входа в пивную, рассматривая их. Потом Холмс и девушка пошли вместе, а через несколько секунд коротышка последовал за ними. Тут я действительно испугался за Холмса. Я был уверен, что этот толстяк и эта девушка работают на Мориарти. У них был какой-то план, угрожающий моему другу! Только я мог спасти его!

Untitled4

        Холмс с девушкой продолжали свой путь, толстяк шел за ними, а я преследовал всех троих. Наконец, Холмс и девушка остановились у входа в какой-то двор. Я услышал голос женщины. Я не мог слышать слов Холмса, но, к своему изумлению, ясно видел, как он поцеловал ее лицо. Затем они вошли во двор, а толстяк перешел через улицу и вошел в дом, стоящий немного дальше. Пошел ли он предупредить Мориарти, который с минуты на минуту появится, чтобы убить моего друга?

       Медленно и осторожно я прокрался во двор. Там было темно, но в окне горел свет. Потом я услышал голос Холмса. Он находился в той комнате!

       Как можно тише, я подобрался к окну. Занавески были коротковаты, и я смог заглянуть внутрь. Женщина лежала на кровати, прихлебывая из бутылки. Холмс сидел спиной к окну, вертя в руках маленькую серебряную табакерку. Казалось, он вне опасности, но кто мог точно сказать, когда объявится Мориарти?

       Во дворе было холодно и сыро, но я снова успокоился. Если Мориарти появится, то я буду наготове и спасу моего друга. Я сел, привалившись спиной к стене, и стал ждать.

     Как мне ни стыдно рассказывать о том, что было дальше, но я должен.

        Я заснул! Я спал около двух часов. Когда я проснулся, замерзший, скорчившись в неудобной позе, в моей голове колоколом вновь прозвучали слова Холмса: «Сегодняшней ночью он убьет дважды».

        Я подбежал к окну, страшась того, что я мог увидеть. Сперва я не мог понять, что за ужас произошел там. Возможно ли, чтобы человек как бы взорвался изнутри? Везде, куда падал взгляд, была кровь. Потом я узнал жертву – это была та женщина, которая пила из бутылки и разговаривала с Шерлоком Холмсом. Он все еще находился рядом с ней. Но, в отличие от нее, он не был мертв. Это было гораздо ужаснее, чем, если бы он погиб. Он был жив! В руке у него был нож, и им он наносил разрезы на ее лице и теле. В момент, когда я его увидел, он аккуратно срезал мясо с кости ноги, удерживая длинную его полосу другою рукой.

Untitled5

       И, увлеченный своей страшной работой, он пел!

продолжение следует

Глава 2

Профессор Мориарти

    Следующие три недели Шерлок Холмс был занят другими делами. Больше убийств в Уайчэпле не было, но люди были напуганы и злились на полицию, которая ни на шаг ни приблизилась к поимке убийцы.

    Моя личная жизнь была довольно счастливой. Я навещал мою дорогую Мэри Морстен и держал эти визиты в тайне от Холмса – что делало меня необычайно умным в своих глазах.

     Однажды, когда мы только закончили завтрак, Холмс в задумчивости стоял у окна. Вдруг он негромко вскрикнул.

      - В чем дело, Холмс? – спросил я. – Что случилось?

      Он повернулся ко мне. Лицо его было бледным, в глазах был ужас.

       - Могу я попросить вас уделить мне час вашего времени, Уотсон? – спросил он тихим голосом.

       - Конечно, но…

       - Тогда надевайте пальто и шляпу.

       Он выбежал из дома. Я последовал за ним, и следующие два часа представляли собой сумасшедшую погоню по всему Лондону. Мы вскочили в кеб, потом бросили его. Сели в поезд. Бежали по узким улочкам. Зашли в какой-то большой отель, потом так же быстро вышли из него. Наконец мы остановились передохнуть в Лондонском парке.

        - Вы настоящий друг, Уотсон, - промолвил Холмс. – Вы идете за мной, не задавая вопросов. Вы поняли, что нас кое-кто преследовал?

        - Я так и подумал. Но кто?

- Вы не догадываетесь?

- Нет.

- Он называет себя Джеком-потрошителем.

      - Холмс! – на какое-то время я потерял дар речи. Потом меня осенило. – Вы видели его через окно! Но где он мог прятаться?

      - В пустом доме напротив. Он следил за нашими окнами, Уотсон. Он знает, что я выслеживаю его. Мы должны быть очень осторожны! Это один из самых опасных преступников в Европе.

     - Но кто он? – вскричал я.

      - Вы когда-нибудь слышали о профессоре Мориарти?

      - Никогда.

      - Это самое странное и самое ужасное в том, что касается него, - зло рассмеялся Холмс. – Он вездесущ, но никто о нем не знает. Это фантастично, как и его преступления.

       Я в изумлении молчал, а Холмс рассказывал мне о Мориарти.

Untitled6

       - Он исключительно умный человек. В двадцать один год он стал профессором математики. Долгие годы он был самой заметной фигурой в этой области. Затем вдруг исчез из поля зрения университетов. Вскоре после этого я заметил, что преступный мир Лондона изменился. Кто-то указывал преступникам, которые сами по себе обычно глупы и не представляют интереса, что и как делать. Они выполняли приказы мастера. Гения! Им мог быть только Мориарти. Но я никак не мог схватить его. Я ненавижу его за его преступления, но я не могу не признавать его ум. Он – единственный преступник, который меня интересует, потому что он – единственный из них, кто равен мне по интеллекту.

      Он помолчал и продолжил:

      - Внезапно, в августе, все изменилось. Преступники опять поглупели. На вершине своего успеха Мориарти пропал. Вопрос: почему?

      - Холмс! – вскричал я. – Причина ясна! Уайтчэплские убийства начались в августе. Должно быть…

      - Нет, Уотсон, - возразил Холмс. – Не ясна! Человек вроде Мориарти не взламывает замков и не влезает в окна к мирно спящим лондонцам самостоятельно. Он отдает приказы другим. Он был главнокомандующим преступного мира, а не рядовым солдатом.

      - Тогда почему… Я имею в виду, как…

      - Успех стал слишком легко достижимым. Ему нужны перемены и опасность, как другим нужны наркотики. Он стал лучшим сначала в математике, потом в планировании преступлений. Теперь он выбрал убийства.

      - Вы хотите сказать, что он убивает лишь для своей забавы? – изумился я.

      - Именно. Он наслаждается опасностью. Но есть и другая причина. Он желает сразиться со мной – самый удачливый преступник против самого лучшего детектива. Это будет схватка не на жизнь, а на смерть.

      - Тогда получается, что эти женщины, которых он убил…

      - Они для него ничего не значат. Он просто использует их, потому что они необходимы ему для осуществления его плана.

      - Его плана?

     - Да, Уотсон. Я уже сказал вам, что он убивает, потому что ему скучно и потому что он хочет сразиться со мной насмерть. Есть и третья причина: он хочет уничтожить мир, каким мы его знаем.

      - Да он просто сумасшедший!

      - Нет, дорогой друг. Он не сумасшедший. Он – само зло. Он хочет принести страх в нашу жизнь, чтобы лондонцы боялись выходить ночью на улицу, боялись каждого звука, каждой тени. Лондон превратится в город призраков. В каждом прохожем, знакомом, соседе люди будут видеть опасность. Как смогут они так жить?

       Он помолчал минуту, а потом произнес:

       - Я один могу остановить его. И остановить его – моя обязанность.   

*     *

*

       Несколько дней спустя инспектор Лестрейд снова зашел к нам.

       - Ну, вы уже готовы арестовать Уайтчэплского убийцу? – спросил его Холмс.

       - Мы продолжаем делать все возможное…

       - Хватит, Лестрейд! Вы вышли на его след?

       - В таком трудном деле, как это…

       - Да или нет?

       - Нет, - вздохнул Лестрейд, - но мы надеемся…

       - Конечно, мы надеемся. Мы всегда должны надеяться. Но лондонцы не будут ждать вечно, пока полиция не арестует Джека-потрошителя. Как вы думаете, вам бы понравилась жизнь полицейского в Канаде, Лестрейд?

     Лестрейд попытался улыбнуться.

      - Я думаю, мы сможем поймать его только в одном случае, - сказал он. – Если нам посчастливится наткнуться на него в тот момент, когда он будет убивать какую-нибудь очередную женщину.

       Какой же у него был изумленный вид, когда Холмс ответил:

       - Это первая разумная вещь, которую я слышал от полиции по поводу этих убийств. Мы должны застать его на месте преступления! Что-нибудь выпьете, инспектор?

       - Да, спасибо, мистер Холмс. Но кто может сказать, где и когда он убьет снова?

       - Я! – холодно сказал Холмс. – Давайте посмотрим на даты убийств. Он убивает, выжидает неделю, убивает снова и ждет три недели до следующего убийства. Этот график меняется лишь однажды, когда, по его собственным словам, у него «не было времени выпотрошить», и ему пришлось убить дважды за одну ночь. На следующей неделе убийства не было. Говорю вам, Лестрейд, это не сумасшедший убийца. Это человек, который следует определенному плану. Он действует только в Уайтчэпле и только на исходе ночи.

       Лестрейд беспомощно посмотрел на него.

       - И что же нам делать? – спросил он.

       Холмс резко вскочил на ноги.

       - Я полагаю, он попытается совершить следующее убийство в ночь на понедельник. Предыдущие произошли в пятницу, субботу и воскресение. Каждый раз он сдвигается на день вперед. Мы должны захлопнуть Уайтчэпл, как мышеловку, из которой он не сможет выбраться. Нам понадобятся все полицейские, которые имеются в вашем распоряжении.

     Лестрейд выглядел слегка обеспокоенным.

     - Я сделаю все, что смогу, мистер Холмс. Но я не знаю, как это понравится моему начальству…

     - Ваше начальство, - сказал Холмс, - выделит вам столько людей, сколько вам понадобится. Я полагаю, вам будет небезынтересно узнать, что ваш непосредственный начальник лично попросил меня сделать все возможное для поимки этого убийцы. У меня есть право отдавать вам приказы, Лестрейд, а вы будьте любезны им подчиняться.

     Когда Лестрейд ушел, Холмс удовлетворенно сказал:

     - Ну, вот. Теперь мне нужна ванна, обед и хороший сон. Мориарти хочет уничтожить меня. Он уже, мой дорогой Уотсон, трижды пытался меня убить. Он страшный враг, и я должен быть готов к битве.

     Я в ужасе уставился на него. Он говорил абсолютно серьезно. Тогда я решил, что никогда не покину моего друга, пока он в такой опасности.

продолжение следует